Сергей Бочковский и Игорь Федоренко: «Абсолютно все документы по уголовному производству были сфальсифицированы» фото

Сергея Бочковского и его первого заместителя Василия Стоецкого задержали на заседании Кабинета министров 25 марта 2015 года. Руководитель и спикер МВД заявили об их причастности к коррупционным схемам при закупке горюче-смазочных материалов. В тот же день за подписью Арсения Яценюка был выдан приказ об увольнении Бочковского и Стоецкого с ГСЧС. Следствие обвинило руководителей ГСЧС в причинении убытки государству на сумму более 1,8 миллионов гривен.

 

27 марта 2015 года Печерский суд вернул следствию материалы об аресте Бочковского и Стоецкого по фактам, объявленным на заседании Кабинета Министров Украины. Только 28 марта после того, как сторона обвинения инкриминировала им новые эпизоды, основанные на показаниях 4-х работников ГСЧС, экстренно полученных между 2-мя заседаниями суда, Печерский суд арестовал Бочковского и Стоецкого. Обоим бывшим чиновникам суд назначил залог для освобождения. Новое обвинение касалось вымогательства денег у подчиненных. После выплаты залогов оба бывших чиновника были выпущены на свободу.

 

В ноябре 2015 года МВД передало в суд обвинительный акт против Бочковского и Стоецкого. Но из переданного в суд дела исчез эпизод относительно схем при закупке горюче-смазочных материалов, по которому чиновникам одели наручники в прямом эфире на заседании КМУ. В обвинительном акте остались эпизод по заявлениям 4-х чиновников ГСЧС о требовании с них денег и эпизод о закупке металлоискателей, который особо не фигурировал в выступлениях руководителей МВД в СМИ. По настоящее время уголовное дело в суде не рассмотрено. А уголовное производство, по которому одевали наручники в прямом эфире, тщательно скрывается органами следствия Национальной полиции без принятия по нему каких-либо решений.

 

Спустя три года Окружной административный суд Киева признал незаконным распоряжение КМУ об увольнении Сергея Бочковского с должности главы ГСЧС и восстановил его в должности. Однако на работу, не смотря на решение суда, его не пустили. В кадровом управлении ГСЧС отметили, что для допуска Бочковского на рабочее место нужно специальное распоряжение правительства. Его адвокат, Игорь Федоренко, сообщил, что клиент подал соответствующее заявление в КМУ. 

 

7 мая 2018 года Бочковский обратился в Министерство юстиции, чтобы его принудительно восстановили в должности главы ГСЧС. Спустя четыре месяца Апелляционный суд Киева отклонил жалобу правительства на решение суда первой инстанции о восстановлении чиновника в должности. Председательствующий судья сообщил, что решение апелляционного суда можно обжаловать. 

 

ГСЧС и МВД обжаловали возобновление в должности Бочковского. В августе он снова пытался выйти на работу на основании решения суда, но его не пропустили через проходную ГСЧС.

 

И Сергею Бочковскому, и Василию Стоецкому начислили по полмиллиона гривен компенсации за вынужденный прогул. Средства будут взыскаться из бюджета ГСЧС.

 

О событиях дня, когда Сергея Бочковского вывели из зала Кабмина, фальсификации дела, взаимоотношениях с министром МВД Арсеном Аваковым, эксклюзивно для издания «Грушевского,5» рассказали восстановленный на должности глава Государственной службы по чрезвычайным ситуациям Сергей Бочковский и его адвокат, партнер адвокатского объединения AVER LEX Игорь Федоренко

 

Сергей Станиславович, четыре года уже длится процесс по вашему делу. Есть решение, но Вы так и не вернулись на свою должность. Почему, как Вы думаете, все это произошло?

 

Все началось гораздо раньше, еще с моего назначения на должность. Несколько дней меня никто не представлял, а потом пришел Сергей Чеботарь, бывший заместитель главы МВД, и вместо «здравствуйте», рассказал, что мне нужно выполнять все, что они будут говорить, иначе я быстро «уйду» со своей должности, а в худшем случае еще и посадят.

 

Это был разговор тет-а-тет?

 

Да, конечно, 26 апреля, спустя три дня после моего назначения на должность главы ГСЧС, произошел этот разговор. Я внимательно выслушал и сказал, что слишком давно служу и уже давно никого не боюсь, поэтому работать мы будем только в рамках действующего законодательства.